Вымпел - Спецназ КГБ СССР


Группа элитного спецназа Вымпел

Группа "Вымпел" - одно из самых элитных подразделений в истории мирового спецназа. Группа была создана по личному распоряжению Ю.В. Андропова и предназначалась для проведения специальных операций за пределами нашей Родины. Сотрудники "Вымпела" выполняли специальные задания в Афганистане, Анголе, Мозамбике, Никарагуа, Ливане, Вьетнаме, Кубе, Сирии, США. После распада СССР группа была переориентирована на борьбу с терроризмом и организованной преступностью. В настоящее время спецназ "Вымпел" достойно решает самые сложные боевые задачи.

Группа элитного спецназа Вымпел

История спецподразделения

Штурм дворца Амина в Кабуле поставил вопрос о спецназе. 31 декабря 1979 года генерал Юрий Дроздов докладывал председателю КГБ Ю.В. Андропову о проведенной операции. После беседы он сказал, что нужно уже сейчас, оценивая полученный опыт, подумать о формировании специального кадрового подразделения в системе КГБ. Андропов ничего не ответил.

В середине января 1980 года произошла очередная встреча. Юрий Иванович пришел уже с конкретным проектом, в котором была изложена идея создания "Вымпела" - разведывательно-диверсионного подразделения КГБ. Год ушел на обсуждения-согласования.

На состоявшемся 19 августа 1981 года закрытом совместном заседании Совета министров СССР и Политбюро ЦК КПСС высшее руководство страны приняло решение о формировании под эгидой КГБ секретного отряда специального назначения. Цель - проведение операций за пределами страны в "особый период". После того, как окончательное решение о создании подразделения было принято, Андропов, передавая Ю. И. Дроздову бумаги, сказал: "Работай, создавай. И чтоб равных им не было!"

Фактически "Вымпел" создавался для выполнения специальных заданий за рубежом. В этот период между Западом и Советским блоком шла "холодная" война. Полыхали региональные конфликты. Необходимо было иметь под рукой подразделение, готовое, в случае необходимости, начать активные действия в тылу вероятного противника.

  • Начальник Управления "С" (нелегальная разведка) Первого Главного управления КГБ СССР генерал Ю.И. Дроздов (справа), вдохновитель и организатор группы "Вымпел", и первый командир "Вымпела" Э.Г. Козлов.

Определяя статус бойца "Вымпела", Ю.И. Дроздов и его коллеги выбрали термин "разведчик специального назначения". Он вбирает в себя различия между функциями обычного разведчика, действующего в мирное время под дипломатическим или иным гражданским прикрытием, и разведчика-диверсанта, работающего в боевых условиях. Естественно, что сотрудник такого подразделения должен был обладать широким диапазоном знаний, практических навыков, позволяющих выполнять задания, которые не под силу бойцам спецназа другого профиля.

Поэтому в "Вымпел" набирали поначалу только офицеров. Поставщиком кадров был не только КГБ, но и десантные войска, пограничники, летчики, моряки и танкисты. Для того, чтобы попасть в боевое подразделение, нужно было выдержать конкурс на уровне МГУ им. Ломоносова. Из сотни кандидатов оставалось около десяти человек. Наиболее жесткие требования предъявлялись к состоянию здоровья, психологическим качествам и знанию иностранных языков. Кстати, 90 % из "старого" состава "Вымпела" знали иностранные языки, многие имели по 2-3 высших образования.

Впоследствии на должности инструкторов приглашались и прапорщики. Предпочтение отдавалось тем, кто участвовал в боевых действиях. Многие, в частности, пришли из дивизии им. Дзержинского внутренних войск МВД СССР.

  • Командир "Вымпела" Э.Г. Козлов (четвёртый слева) и командир отряда "Омега" В.И. Кикоть (второй справа) в расположении штаба оперативного батальона 5 Управления ХАД. Пагман, 1983 год.

"Мы прекрасно знали, - вспоминает Ю.И. Дроздов, - что наша боевая подготовка в некоторых случаях превосходит американскую по своей напряженности, остроте и, можно даже сказать, по результативности. Хотя возможности для этого у американцев было гораздо больше".

Личный состав "Вымпела" готовился к действиям в любых климатических условиях. Количество и подбор специалистов в группах, а также виды вооружений, техники и экипировки варьировались в зависимости от конкретной обстановки в районе действий и боевой задачи. Отличительная особенность сотрудника "Вымпела" – умение работать в одиночку, в отрыве от основной группы, когда необходимо самостоятельно собрать и оценить информацию, разработать план мероприятий – и достичь желаемого результата.

Некоторые сотрудники "Вымпела" прошли "стажировку" (естественно, нелегально) в подразделениях специального назначения НАТО. Да, было и такое. Но основным полигоном были горы и долины Афганистана.

В 80-х годах в Афганистане действовали два оперативно-боевых отряда КГБ - "Каскад" и "Омега". Если брать "Каскад", то с начала 1982 года он комплектовался штатными сотрудниками группы "Вымпел", значительную часть которых составляли участники первых лет афганской войны.

Весной 1983 года из Афганистана вернулся "Каскад-4". Славная эпопея "Каскада" закончилась. Ему на смену пришла "Омега", которая действовала до апреля 1984 года. В задачи "Омеги" входила, в основном, работа по линии советников, прикрепленных к специальным подразделениям Министерства безопасности (ХАД). Отряд был разделен на девять оперативных групп. Восемь из них находились в провинциях, а штаб и "группа захвата" проживали на территории представительства КГБ в Кабуле.

За спиной у "Каскадов" и "Омеги" операции созданных при участии шурави афганских подразделений спецназа, разработанные локальные акции по бандам, базам и складам моджахедов, кропотливая работа по склонению отдельных "полевых" командиров на сторону режима в Кабуле.

Советские советники действовали повсюду, но где уж точно нельзя было обойтись без офицеров "Вымпела" – так это при организации работы на контролируемой противником территории. Они планировали оперативные мероприятия на коммуникациях, перекрывали пути доставки оружия. Пожалуй, "высшим пилотажем" можно назвать акции по проникновению в банды "борцов за веру" и инспирированию боестолкновений между ними.

Офицеры штаба "Омеги" составили картотеку практически на все отряды оппозиции. Эти данные (они постоянно обновлялись) включали в себя подробные сведения, вплоть до установочных данных на "полевых" командиров, их партийной принадлежности, численности бойцов, вооружения и наличия боеприпасов.

Эта оперативная работа оказала неоценимую помощь при планировании боевых операций и ведении переговоров, позволив сберечь многие жизни – и советских солдат, и мирных афганцев. А всего в ходе боевых действий погибли шесть офицеров "Каскада": Александр Пунтус, Владимир Кузьмин, Юрий Чичков, Александр Гриболев, Александр Петрунин и Анатолий Зотов.

После Афганистана подразделению стало тесно в собственных одеждах. Его офицеры, вернувшиеся с багажом "Каскадов" и "Омеги", могли быть учителями. Их уже "ждали" бывшие повстанцы Анголы и Мозамбика, пришедшие к власти, а также сандинисты в Никарагуа. В эти "горячие" точки они были направлены советниками и инструкторами, чтобы на "переднем крае борьбы с американским империализмом", передать свой опыт, а заодно получить новый, с учетом географических и оперативных условий.

Президент "красного" Мозамбика Самора Машел лично направил телеграмму председателю КГБ Ю.В. Андропову с просьбой командировать в эту страну "социалистической ориентации" советников по борьбе с бандитизмом и инструкторов для обучения оперативно-боевых отрядов. В Москве откликнулись на просьбу. В Мозамбик отправилась группа под руководством сотрудника 8 отдела полковника Н.И. Денисенко, в которую входили сотрудники "Вымпела" П. Суслов, Ю. Колесников, А. Суздальцев, В. Черемисин, В. Финогенов, А. Недайводин и другие.

Еще одно место, где пришлось сотрудникам "Вымпела" работать практически с "нуля", - Ангола, опора Советской России на Юге Африки. Будучи "переброшенным" из Мозамбика в Анголу, бывший десантник и "афганец" П.Е. Суслов в течение трех лет создал здесь из небольшого отряда целое Управление специальных операций – с несколькими отделами и специальными группами. За напористость и смелость ангольские товарищи прозвали его "valiente" (храбрый).

В Анголе активно работали сотрудники "Вымпела" А. Михайленко, В. Кикоть, К. Сивов, В. Уколов, а также преподаватели КУОСа Ю. Пеньков, Я. Семенов (руководитель группы "Зенит" во время штурма дворца Амина), В. Смыслов, А. Евглевский.

В ходе зарубежных командировок выявлялись "белые пятна" в подготовке обеих сторон. "Стирали" эти пятна наши советники и инструкторы. Например, во Вьетнаме прошли стажировку тридцать пять сотрудников "Вымпела". Присмотревшись к ним, вьетнамская сторона попросила командировать на базу Доконг, недалеко от Ханоя, где размещались войска специального назначения, нескольких вымпеловцев. Прибыв на место, они приступили к обучению местных бойцов спецназа владению советской спецтехникой (в том числе полетам на мотодельтапланах и искусству управлять подводными буксировщиками), вооружением и способам ведения огня. Отрабатывали определенные ситуации при проведении городских операций.

Одновременно бойцы "Вымпела" смогли изучить тонкости "малой войны" применительно к условиям юго-восточной Азии. Учились работать в джунглях, преодолевать различные заграждения, изучали различные иностранные взрывные устройства, в том числе американские мины-ловушки, методы скрытого передвижения на море, на руках. Так что не только боевая раскраска вьетнамского спецназа осталась "на память".

В 1989 году по просьбе лаосских партнеров им оказали большую помощь советники С. Голов и В. Кикоть. Они проанализировали обстановку в различных провинциях Лаоса и, с учетом опыта борьбы с вооруженной оппозицией в Афганистане, выдали практические рекомендации по тактическим и организационным вопросам, проведя соответствующие занятия на местах. Была разработана оптимальная модель лаосского спецназа.

Ситуация осложнялась тем, что помимо повстанцев, которые боролись с "красным" правительством, в Лаосе после обретения независимости действовали американские специальные подразделения. Некоторые американские диверсанты-авантюристы уже в середине 80-х годов возвращались в страну и проводили серьезные акции, влиявшие на положение в республике. Нужны были силы, способные нейтрализовать угрозу. Этим и занимались в Лаосе офицеры "Вымпела", которые по окончании "стажировки" привезли в Москву информацию об особенностях оперативно-боевой деятельности и вопросах выживания в условиях юго-восточной Азии.

Из республики Никарагуа, где сотрудники спецназа КГБ вместе с кубинцами оказывали помощь марксистскому правительству Д. Ортеги, вымпеловец В. Киселев привез в подразделение тогда еще малоизвестное искусство стрельбы "флэш".

Так, на Кубе, во Вьетнаме и Никарагуа, других точках сотрудники "Вымпела" изучали многолетний боевой опыт по проведению специальных операций в тылу противника, на собственной "шкуре" отрабатывая различные способы выживания в субтропических и тропических условиях. Одновременно рождалась многовариантная тактика борьбы с партизанами и диверсантами. Ее бы использовать в Чечне, когда сепаратисты только рвались к власти! Но в Кремле и Белом доме тогда находились политики, которые менее всего думали о целостности страны и сохранении элитных подразделений спецназа, способных противостоять сепаратизму и терроризму.

Полученный опыт применялся бойцами "Вымпела" для диверсий на территории Советского Союза. Естественно, диверсии эти носили условный характер, но при наличии "боевого запала". На деле они могли нанести огромный ущерб.

Первые учения прошли в 1983 году под кодовым названием "Неман". Тогда в Белоруссию была заброшена большая группа разведчиков-диверсантов, которая "вывела из строя" крупный железнодорожный узел Калинковичи, "взорвала" нефтеперегонный комбинат, заложив более двадцати зарядов. Бойцы спецназа КГБ умудрились "прилепить" мину даже на двери караульного помещения военизированной охраны.

Затем успешно были проведены "диверсии" на Ярославском заводе синтетического каучука, на армянской АЭС. В 1985 году стартовали учения, в ходе которых проверялось, как отреагируют органы КГБ и МВД Магаданской области и Чукотского автономного округа на проникновение диверсантов с Аляски.

"Вымпел" работал на Читинской ТЭЦ, Ленинградской АЭС, выявляя бреши в режиме безопасности этих стратегически важных объектов. На одной из атомных электростанций (Арзамас-16), куда проникли бойцы "Вымпела", ученые-эксперты пришли к выводу, что возможные масштабы катастрофы, вызванной "диверсантами", многократно превысили бы Чернобыль.

Проводя учения, руководители спецназа КГБ действовали не по наитию. Они знали перечень целей, определенных противником на советской территории, и учились противодействовать ему. Заодно они осуществляли, выражаясь современным языком, аудит в сфере безопасности.

Итак, к концу 80-х годов группа "Вымпел" представляла собой высокоорганизованное и сплоченное оперативно-боевое подразделение, способное выполнить любое специальное задание. "В нужное время и в нужном месте", - как говорил Ю. И. Дроздов. В составе подразделения оформились и приобрели практический опыт подразделения боевых пловцов, горных стрелков, десантников, пилотов сверхлегкой авиации. Боевое и техническое оснащение "Вымпела" год от года становилось более совершенным и приспособленным для решения специальных задач. Большая в этом заслуга начальника оперативно-боевого отдела полковника В. М. Васильченко и пришедшего ему на смену полковника А. М. Макухина.

По авторитетной оценке Ю. И. Дроздова, "за годы своего существования подразделение превратилось в одно из мощнейших в мире. Оно находилось в постоянной боевой готовности, непрерывно действуя своими группами то в Афганистане, то на театрах оперативно-тактических учений внутри страны и за рубежом. Разведчики-диверсанты могли вести бой с воздуха, используя свои спецсредства, десантироваться группами на значительной по площади территории и брать под свой контроль хозяйственно-экономическую и военную деятельность противника, оставаясь, как показывала практика, необнаруженными. Они могли незаметно выйти из подводной лодки в нейтральных водах, добраться до берега, проникнуть с моря на сушу. Пройти через всю страну и выйти в заданный район для разведки и захвата важного объекта. Выполнить задачу и уйти обратно в море. Подразделение постепенно становилось на ноги и подтвердило свою надобность".

Но... время для выполнения этих "нужных задач" не наступало. На дворе была уже горбачевская "перестройка", вместо колокола - колокольчик. Провозглашенные "общечеловеческие ценности" окончательно размагнитили политическую волю советского руководства, которое перестало отстаивать национальные интересы страны. А обстановка внутри страны, между тем, стремительно ухудшалась.

Проблема достойного применения группы "Вымпел" долгое время занимала умы руководства КГБ. Все понимали, что работа за рубежом принимает все более призрачные очертания, в то время как держать элитное подразделения спецназа без дела просто нерентабельно.

События в Азербайджане, Грузии и других республиках Союза подтолкнули руководство КГБ к принятию решения об использовании "Вымпела" внутри страны. "Перестройка" привела к большой напряженности. На окраинах Советской империи набухали кровью региональные конфликты. С 1989 года сотрудники подразделения регулярно выезжали в различные "горячие" точки.

Никто, конечно, не думал, что очень скоро точкой наивысшего напряжения станет Москва, столица распадающейся страны. 19 августа 1991 года "Вымпел" готовился отпраздновать свое десятилетие. Однако три дня ГКЧП полностью поменяли все планы.

К юбилею в "Вымпеле" готовились основательно. В подарочном альбоме, выпущенном в 1997 году, читаем: "Составили большой список приглашенных, официальную и культурную программу. Закупили все необходимое для банкета. Пригласили киносъемочную группу. Однако сбор на юбилей получился не по праздничному протоколу, а по боевой тревоге. Мало кто тогда понимал, что же произошло. Знали только отрывочные сведения из средств массовой информации.

19 августа в боевой амуниции и с полным сумбуром в голове выехали в центр города на Лубянку. Бойцы весь день смотрели "Лебединое озеро", а руководители пытались оценить обстановку. Огромную выдержку и политическую мудрость проявил тогда командир "Вымпела" Борис Петрович Бесков. Провели разведку у Белого дома, поняли, что если штурмовать, то без большой крови не обойтись – это с военной точки зрения, а по душе – практически не было желающих участвовать в сомнительной акции: не для того готовились!

К счастью, обстановка стала проясняться. Путч не состоялся. Отсидев два дня в боевой готовности, вернулись в расположение части. Впоследствии руководство "Вымпела" еще долго "таскали" по прокуратурам. Выясняли, кто отдал приказ и с какой целью находились в городе. Оригинальный получился юбилей".

После поражения ГКЧП новый председатель КГБ Вадим Бакатин поменял все руководство группы. С уходом с поста начальника разведки Леонида Шебаршина "Вымпел" как бы повис в воздухе. Родное ведомство отказалось от "спецназа "холодной войны"", якобы запятнавшего себя грязными делами. Евгений Примаков, новый руководитель разведки, заявил об изменившихся целях и методах этого ведомства. Поэтому элитный спецназ передали в Межреспубликанскую службу безопасности (была и такая структура, созданная на месте союзного КГБ).

Следующим "хозяином" уникального подразделения стало Агентство федеральной безопасности (АФБ) – организация, созданная на базе КГБ Российской Федерации. Наконец 24 января 1992 года после указа президента Ельцина о создании Министерства безопасности, "Вымпел" со всем обозом вошел в состав "стража демократии" на правах самостоятельного управления. В конечном итоге, отряд оказался в Главном управлении охраны (ГУО), куда уже успели забрать "Альфу". Казалось, период мытарств закончился.

Вместе с профилем подразделения изменился и характер тренировок. Тлавной задачей стала защита стратегических и экологически опасных объектов от террористов и диверсантов. Предстояло бороться также с наркобизнесом и вооруженными преступными группировками мафии.

В конце 1992 года МБ получило информацию о готовящейся акции по продаже в Москве одиннадцати миллионов фальшивых долларов, изготовленных в Италии. Бумажки практически не отличались от настоящих денежных знаков. Прежде чем попасть в столицу России, они пересекли границы пяти европейских государств и десяти таможен. Прикрывали акцию двенадцать боевиков. Сделка должна была состояться в гостинице "Ленинградская". Операцию по нейтрализации итальянских и российских преступников провели бойцы "Вымпела". Они высыпали из проезжавшего мимо автобуса и уложили всех "интуристов" на землю. Прожектора осветили место захвата, окна гостиницы и близлежащих домов, которые взяли на прицел снайперы на тот случай, если придется подавлять огневые точки мафиози.

Ужин, заказанный в ресторане по случаю удачной сделки, не состоялся. Огромная сумма фальшивых долларов, которая могла нанести экономике страны ощутимый удар и основательно потрясти валютную биржу (предполагалось совершить несколько подобных сделок), в Россию не попала.

Еще одно громкое дело – предотвращение вывоза радиоактивных отходов из-под Екатеринбурга. Была также блестяще проведена операция по фальшивым авизо, в результате которых преступники не получили более миллиарда рублей.

Во время октябрьских событий 93-го "Вымпел" вместе с "Альфой" получил задание взять штурмом Белый Дом. Как известно, оба элитных подразделения отказались выступать в роли карателей собственного народа. Не смог убедить командиров и президент Борис Ельцин, собравший офицеров, хмурых и сосредоточенных, всего за несколько часов до начала операции.

К десяти утра подразделения "Вымпел" и "Альфа" выдвинулись из Кремля, где они находились два дня, к Белому дому - в район метро "Баррикадная". Здесь к ним подъехал начальник Главного управления охраны (ГУО) генерал Михаил Барсуков и стал убеждать, что спецназ должен пойти к Белому дому - там гибнут случайные люди, молодые и неопытные солдаты, а профессионалы обязаны предотвратить еще большую трагедию. Его аргументы, подкрепленные угрозой разоружить и расформировать подразделения, подействовали. Обе группы вперемежку пошли к месту боя. Но своего принципиального решения – не стрелять ни в одну из сторон – не изменили.

На первом этапе бойцы спецназа помогали выносить раненых. Затем вдруг появилась информация, что руководству Белого дома выйти живыми не позволят. И тогда командиры "Вымпела" и "Альфы" решили – подразделения пойдут в осажденный Белый Дом и под своим прикрытием выведут людей, чтобы спасти от расправы.

По приказу командира Группы "А" Героя Советского Союза Г.Н. Зайцева два офицера из его подразделения отправились на переговоры, и через некоторое время парламент капитулировал.

Когда группы вошли в горящее здание, Барсуков по космической связи приказал прекратить огонь. Но танки продолжали с остервенением быть и бить по "символу российской демократии". Примерно же в это время Александр Руцкой, знавший о том, что "Вымпел" где-то рядом, кричал в эфир, обращаясь к командиру – генералу Д. М. Герасимову: "Дима, вспомни Афган!" Герасимов это слышал. Он и без того помнил, что в Афганистане, где он три года командовал бригадой спецназа, будущий альтернативный президент России однажды спас ему жизнь. И вот теперь ему приходилось брать Руцкого...

Руцкого, Хасбулатова, Баранникова и других бойцы "Вымпела" и "Альфы" выводили вместе, прикрывая собой от толпы, от пуль – случайных и не случайных. Арестованных лидеров парламента увозили в "Лефортово" на автобусе "Вымпела".

"Вымпелу" не простили такого поведения. Но если "Альфу" в итоге удалось сохранить, то детище Ю.И. Дроздова президент Ельцин решил уничтожить на корню. 23 декабря 1993 года он подписал Указ о передаче "Вымпела" МВД. 112 офицеров тут же подали рапорта об отставке, и только 50 решило надеть милицейские погоны. Подобную реакцию офицеров, мастеров высочайшего класса, не трудно было предугадать.

Узнав о ликвидации "Вымпела", в Москву срочно прилетели представители крупнейшего в США частного агентства безопасности и предложили работу. Однако вымпеловцы отказались, решив, что смогут найти себе применение и на родине.

Около 150 человек перешли на службу в главное Управление охраны, в Службу внешней разведки, в ФСК и МЧС. Многие офицеры оформили пенсионные документы и ушли работать на рынок частных охранных услуг.